Previous Entry Share Next Entry
Я помню все твои трещинки...
blumenfeld
natasha_laurel
Моя самая первая клиентка doosya была больна раком.

Я разобрала немало девушек и до нее, бесплатно, в сообществе. И тех, бесплатных я делала с таким же тщанием, что и всех своих последующих, платных клиентов. Но, когда к тебе приходит человек и платит деньги за твои умозаключения, то ответственность утраивается.  А самый первый клиент просто не может не запомниться. 

И вот, когда я объявила, что делать разборы смогу теперь только на платной основе, Ира была первой, кто мне написал. Поэтому я считаю её своим первым, настоящим клиентом.

Мы были знакомы до этого, за пределами жж. Познакомились мы в Санта Крузе, весной 2006 года, когда небольшой компанией гуляли и смотрели на котиков. Котики лениво шевелились, существуя скорее бугристой грудой, нежели индивидуальностями. Изредка один из них издавал трубный звук, вслед за которым поднимался недолгий, но ощутимый галдеж.

- ну, точно жж- сказала Ира.

Тогда рака у Иры еще не было или я об этом не знала. Но, когда она написала, что хочет прийти ко мне на консультацию, я уже знала, что она тяжело болеет.

Я понимаю, что для людей с тяжелыми заболеваниями самое главное, это, когда окружающие ведут себя так, словно ничего не происходит. Не смотрят на них с аккуратностью и жалостью. Не кряхтят от усердия угодить и всячески подчеркнуть особенность момента. Делать это с Ирой было несложно. Она тебе помогала.

Но про себя я не только чувствовала особенность момента. Я им жила. Не только в те часы, что работала с Ирой, но и долгое время потом. Для меня это была самая женственная женщина в мире. Она стремилась к красоте каждую минутку, каждую секундочку. Не ради будущего, а вопреки ему. Это была совершенно особенная концентрация красоты..



Я помню, как я разглядывала её, пытаясь уловить суть. И сейчас помню глаза, сеточку на нижнем веке от улыбок, кожу, в веснушках и волосы. Помню, как она менялась от цвета к цвету и, как ей было красиво в теплом, оливково зеленом. Так earthy. У нее были очень тёплые и уютные краски. Мы все, женщины среднерусской возвышенности, всегда где-то там, далеко, а она со своим природным цветом была так рядом. И так стремилась к жизни.

Ира была вот такая.

25 января Ире исполнилось 40 лет. А через несколько дней её не стало.

На свете живёт столько пустых, никчемных, безыинтересных существ.(Господи, прости), почему, ну почему они живут, а Ира - нет?


Может быть, так надо? Может быть, там, где она сейчас, ей лучше? Может быть, она там нужна. Может быть нужно было так, чтобы она скорее могла вернуться на землю, в новом каком-то, удивительном исполнении?

Я буду так думать. Я буду думать, что ей там хорошо, легко, не больно, светло.


Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in