?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Как Одевали "Сабрину"
blumenfeld
natasha_laurel




Сразу после съёмок Римских Каникул, в 1952 году, Одри вернулась в США и начала тур с Бродвейским Gigi. В Лос Анжелесе, выступая в полупустом Biltmore театре, она одновременно позировала в Парамонте для открыток (publicity cards) и готовилась к следующему фильму.







Главное преимущество Хепберн было не только в том, что она идеально подходила на роль незамысловатой девчушки, влюбляющейся в одного аристократа за другим, но так же то, согласно контракту, Парамонт все еще платил её английскому агенству, Associated British $9000 за фильм. За тот же самый фильм Холден и Богарт получали шестизначные суммы.

Когда тур Gigi подошел к концу, стилист Эдит Хэд опять отправилась на встречу с Одри для примерок. На этот раз в Сан Франциско. С ее стороны это была вообщем-то услуга, так как Римские Каникулы на экран еще не вышел и Одри звездой еще не была. Однако Эдит Хэд как раз- славилась повышенным вниманием к малоизвестным актрисам. Когда те вырастали в звезд, они продолжали хранить ей "костюмерную" верность. Правда в случае с Одри произошло иначе.

По возвращению в Лос Анжелес, Хэд ждали неприятные новости. Для сцены, в которой преобразившуюся после Парижа Сабрину Хольден даже не узнает, Одри попросила разрешения режиссера, одеться в «настоящее парижское платье».




Режиссер дал добро, так что Одри собралась за платьем в Париж. Эдит очень неохотно согласилась на такой расклад, успокаивая себя тем, что когда Одри вернется, все платья будут «неправильными» или по крайней мере их надо будет перешивать и подгонять по фигуре. Оставаться не у дел ей было совершенно не интересно. Жена Билли Вайлдера, которую, к слову, тоже звали Одри, посоветовала Хепберн отправиться в Париже к Баленсиага, что Одри и сделала, но Баленсиага перенаправил её к своему другу, Хуберту Живанши, который тогда только начинал.

Дальше следует история, которую в англоязычной публицистике уже пересказали на все возможные лады. Когда Живанши доложили о том что его ждет "Мисс Хепберн", он совершенно справедливо решил, что это Katherine Hepburn. Обнаружив в передней не Кетрин a Одри, он предложил ей самой выбрать что-нибудь из его прошлой коллекции. Уж как именно он ей это предложил: снисходительно ли или возбужденно-радостно - это уже догадки паразитировать на которых отдадим право желтой прессе.

Хепберн набрала у Живанши одежды не на одну сцену, как договаривались, а на весь фильм. По наущению студии, на таможне она отметила всё как личный гардероб. Таким образом студии не надо было платить налоги.

Для макияжа Одри прибегла к помощи визажиста из Римских Каникул, а вот с гардеробом решила пойти другим путём. Все все все "недостатки", которые Эдит Хэд стремилась скрыть: большие уши, ключицы, стопы Одри преподнесла как главные свои достоинства. Если Римские каникулы сделали ее известной, то после Сабрины она стала признаной иконой стиля.

К великому своему разочарованию Эдит Хэд обнаружила, что абсолютно все аутфиты, которые Одри привезла от Живанши не нуждаются вообще ни в какой обработке и подгонке. Все сидело идеально и Хэд оставалось только подобрать пару простеньких аутфитов для начала фильма, пока героиня еще была простушкой, до отъезда в Париж.

Первый аутфит Эдит Хэд.



Второй аутфит Эдит Хэд. Вот они эти спрятанные ключицы.






Ее работа так же в эпизоде на яхте. Белые шорты, клетчатая рубашка с рукавом, клипсы.




Но центральные аутфиты в фильме принадлежат Хуберту Живанши и представлены в том самом виде, как их выбрала Одри Хепберн. Для Голливуда тех лет это нетипично, так как одежду для кино тогда специально шили и практически никогда не покупали.


Вот они, эти знаменитые ключицы.



Уже в семидесятых, в одном из интервью Хепберн упомянула, что Эдит Хэд очень понравилось работать над Сабриной. Если Хепберн говорила, что думала, то Хэд была великолепной актрисой, (а она была), потому что даже много-много лет спустя, Хэд раздражалась при одном только упоминании об этом фильме. Ведь это был тот редкий случай, когда дерзкие туалеты не отвлекали от сюжета, и дизайнером этих дерзких туалетов были не она.

Во всех показах Эдит Хэд выставляла черное коктейльное платье со шляпой как свой дизайн. Хотя идея целиком и полностью принадлежит Живанши. Он сделал эти эскизы специально для Одри.




В титрах Эдит Хэд отмечена как дизайнер, Живанши даже не упомянут. За Сабрину Хэд получила Оскара. На церемонии вручения о Живанши она не обмолвилась ни словом, рассчитывая, что будучи джентельменом, тот не поднимет крик. Ее расчет был верен. Крика Живанши не поднял.


  • 1
Очень, очень интересно.
Спасибо.
С этого и начался знаменитый "роман" Одри и Живанши...

да. именно с этого и начался.

  • 1