Previous Entry Share Next Entry
Воспоминания..
blumenfeld
natasha_laurel


Будучи студентами третьего курса,   Грубый Шура и Потапыч оказались в высотном здании на Щелковском шоссе, на девятнадцатом  этаже.    Неизвестно, что там теперь на девятнадцатом-то этаже.


А в 1981 году там, при НИИ Дельта, располагалась Шурина с Потапычем базовая кафедра. Располагалась она там практически случайно, а, может и не случайно, кто уж теперь разберет.
По неподтвержденным слухам, высотку на Щелковском шоссе втроили под Дом Моделей для министерства лёгкой промышленности. А потом, то ли деньги кончились, то ли министры межу собой что-то не поделили, но, в итоге, здание отошло к министерсту промышленности электронной и туда понапихали всевозможные НИИ, лаборатории и электронные производства мало приспособленные для такой высотки. Так, на шестом и пятнадцатом этажах находилось производство аналоговых, интегральных микросхем. Дело это достаточно грязное и плавиковая кислота периодически протекала на пятый этаж, прямо на магнитные барабаны БЭСМ-6, (Большая Электронная Счетная Машина Академии Наук), принадлежавшие НИИ Дельта. Одна БЭСМ-6 занимает 250 кв.м. По две машины на этаж и три оператора на обслуживание каждой.


Смонтированные и запущеные в эксплуатации ударными сроками досрочно, БЭСМ-6 простаивали без дела, пока там не появились Шура с Потапычем.В ту незабвенную осень они стали для Ш&П первым опытом персональных компьютеров и пребывали в их безраздельном распоряжении целых полгода. За исключением случаев протёка плавиковой кислоты.Процесс раскрутки барабанов БЭСМ-6 занимал 24 часа. Пока барабаны раскручивали, Шура и Потапыч бродили по зданию. На 19 этаже, уже в самой Дельте Ш&П набрели на одиноко стоящую гигантскую оптическую скамью. Оптическая скамья представляет из себя железную плиту в несколько тонн, покоящуюся на резиновой подушке и трубчатых опорах. Устройство призвано устранять вибрацию, противопоказанную при оптических экспериментах. В углу стоял трехметровый лазер, идеально приспособленый для сверхточных оптических экспериментов и шкаф, набитый фотографическими пластинками сверхточного разрешения в пять тысяч линий на миллимметр. Всё это богатство простаивало там, на 19 этаже совершенно ненужным, словно красотка в забытой мужским полом провинции. Потому как само здание строившееся, напомню, под Дом Моделей, находилось рядом с окружной железной дорогой. Так что, колебалось оно, прямо скажем, не минимально. Менее пригодного места для проведения оптических экспериментов во всей Москве найти было трудно. Постучавшись по дверям кабинетов Шура и Потапыч обнаружили несколько человек, один из которых представился нчальником. Шура с Потапычем объяснили начальнику, что они студенты, что им нужно сдавать гос. экзамен по физике и нельзя ли, как-нибудь, с корыстными, можно сказать, целями использовать лазер и оптическую скамью. И начальник проникся. Хотя, стесняясь, сознался, что лазер еще не отъюстирован и как это делать неизвестно, а так же, что ни он, ни его подчиненные с техникой пока незнакомы и собираются ее осваивать. Закипела бурная деятельность. Кое-как взволколи трехметровый лазер на оптическую скамью и, опираясь на здравый смысл и учебники по оптике, отъюстировали змея. Тема гос. экзамена по физике, которую Ш&П себе придумали называлась так: «Экспериментальная работа по оптическому распознованию образов при помощи голографической фильтрации »

Экзамен Шура с Потапычем сдали на отлично, подспудно выучившись делать денисюковские голограммы, которые раздали в качестве сувениров экзаменационной комиссии. Потом пути Шуры и Потапыча разошлись. Потапыч интересовался оптикой, то ли со спутников на землю, то ли с земли на спутники, всё это было жутко секретно. Защитил докторскую. Шура в это время паял суперкомпьютер в Академии Наук и подрабатывал экспертом-переводчиком у первых легальных советских миллионеров и невыездных за пьянство кэгэбэшников. Но как у всех русских инженеров однажды  судьба Шуры и Потапыча сошлась в пункте Суд, Сибирь.Американское Посольство, Кремниевая Долина.



  • 1
нет там этого. убогое бюро пропусков и такая же вахта. запустение. до 19 этажа я не поднимался, ограничился 11.
Оптическую скамью скорее всего выкинули.
хотя только идиот станет располагать прецизионные хозяйства наверху, но у нас таких идиотов хватало. у меня знакомый занимался ростовщичеством, растил кристаллы. участок располагался на втором этаже, хотя выше первого его располагать нельзя, лучше в подвале. но этого мало, на первом этаже располагался пресс тонн на 100. И вот в разгар роста (весь цикл недели три круглосуточно) бывало пресс как бабахнет, все здание ходуном. мой приятель буквально рыдал у меня на плече, но начальство его не переселяло.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account