Natasha Laurel (natasha_laurel) wrote,
Natasha Laurel
natasha_laurel

Category:

Лёва Бакст меня когда-нибудь доведет...

Предыстория.

Однажды мой папа пришел домой и застал нас с Катериной, неуклюже мятущимися в районе подоконника. Сильно пахло спичками. По полу катился стакан с разлившимся молоком. Папа тяжело вздохнул и сказал: «этот Владимир Ильич меня когда-нибудь доведет...» и ушел снимать пальто.

Почему-то моему папе хватило беглого взгляда, чтобы понять, что мы пишем молоком тайные послания на бумаге, а потом «проявляем» их над свечкой. И, что эту технологию мы почерпнули из рассказа «Про то как Владимир Ильич Жандармов Обманул» из учебника чтения за четвертый класс, в котором мы как раз учились.

Если вы родом из советского детства, то тоже должны знать, что Владимир Ильич, сидя в тюрьме, лепил из хлебного мякиша чернильницу, наливал в нее молоко, макал перо и писал свои революционные помыслы молоком между строк в сборнике рассказов Гиляровского, которые ему были дозволены, пока он в тюрьме сидел. А потом, когда Гиляровского уносили и приносили Помяловского, то его сподвижники Гиляровского над свечкой держали, отчего молочные записи коричневели. И поступали как предписывалось у Гиляровского между строк. Процесс этот оказался столь заразительным, что даже про прошествии семидесяти лет, советские дети - Катерина и я, продолажали, как макаки, повторять всё это за дедушкой Лениным и, судя по реакции моего папы, не мы одни.

А теперь, собственно, история.

Всякий раз, как хожу по магазинам, вспоминаю, что в одно время с Ильичём жил еще один такой мессия. Художник по костюмам Дягилевских парижиских сезонов, Лев Бакст.

Его имя принято произносить с придыханием, потому что он перевернул мир моды. Фактически, создал моду двадцатого века. Со сцены балета рюссе Бакст показал яркие, ядовитые цвета и волшебные их сочетания: желтый с красным, зеленый с оранжевым, итэпэ. До этого таких цветов не использовали, все вокруг было бежевым и пыльно-розовым.

«Шахерезада задала тон в моде, озарила яркими красками витрины магазинов и дамских платьев....»
Арнольд Хаскел из книги «Красота в Изгнании» А. Васильева



Но и это не главное, а главное:

«....The colors! Before then, red had never been red and violet had never been violet. They were always slightly… grayed. But these women’s clothes in the Bois were of colors as sharp as a knife: red red, violent violet…»
Diane Vreeland, DV.

(«До Дягилева красный цвет никогда не был красным, фиолетовый не был фиолетовым, это были разбавленые серым оттенки, а тут цвета были острые, как нож...» Дианна Вриланд)



И все кутюрье эту новацию с радостию подхватили. Да я бы и не против. Я тоже люблю всё эдакое. И даже готова говорить о Баксте с придыханием, без фамильяностей. Это пока я не зайду в магазин..

Где, сто лет спустя, почти все производители, как макаки шьют одежду из цветов «острых, как нож.» А беда в том, что люди все, условно говоря, делятся на два типа внешности: «ясная» и .... ээээ..... как бы нет в русском языке хорошего слова, но скажем для удобства пока «мутная».

И жить «мутным» людям в двадцатом веке было сложно, и в двадцать первом не полегчало. Потому что цвета в магазинах «острые, как нож», и идут преимущественно людям «ясным». А я, как вы, наверное, уже поняли, «мутный» тип. И таких как я - процентов пятьдесят населения планеты. Сделаться из «мутного» ясным невозможно. Любой макияж и краска для волос неминуемо примет природный «мутный» оттенок. Можно попробовать глобальную перестройку, но вот Майкл Джексон попробовал...

Поэтому я хожу по магазинам и думаю про Лёву Бакста, и про то, как он, почти сто лет спустя после своей бурной деятельности, без ножа меня режет, как когда-то Владимир Ильич моего зоркого папашу, котрого, по зловещему стечению обстоятельств тоже зовут Лёва..

Лёва, Лёва, из Могилёва, который живет хреново...
Tags: Стиль - не вода
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 44 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →