Previous Entry Share Next Entry
ОСОБЕННОСТИ РОДИТЕЛьСКОГО ВОСПРИЯТИЯ.
blumenfeld
natasha_laurel
Дороти появилась в дверях в полусогнутом от смеха состоянии, в руках ее дрожал листочек бумаги. Заикаясь от смеха, она зачитывала недлинное, пронзительное послание, повествующее о переполняющих чувствами душу молодого человека. Послание было смешным, наивным, по-юношески экзальтированным, принадлежало Метью, 23-ех летнему сыну Дороти и объясняло мотивы его недавних импульсивных поступков: то ли он бросил трубку, то ли накричал ни с того ни с сего, то ли и то и другое. Она зашла в офис к Сьюзан поделиться забавным письмом сына.

В этот момент в офисе случилася я. В самом начале зачтения я, былочи, метнулась к выходу, но это выглядело столь демонстративно, что пришлось остаться.
-Он и в детстве таким был - утирая слезы хохота, поделилась Сьюзан - бывало, спросишь его, Метью, что ты хочешь, чтобы принес Санта Клаус? А он: с придыханием "Мне ничего не надо, главное, чтобы был мир во всем мире"

Сьюзан снова упала на стол от смеха. Вежливо улыбаясь, и дивясь происходящему, я наблюдала как Дороти и Сьюзен, крючились от смеха в присутствии посторннего (меня)над приватным, вообщем-то посланием.
Во дает, думала я про Дороти. Pодной же сын, как же так можно? и пустилась в поиски логического объяснения этого феномена.

**

В те далекие времена, когда я еще жила с родителями и, как следстиве, беспрестанно с ними пикировалась, папа, разруливая конфликты, объяснял мне, что родители де мол, устроены не поспевать за развитием своих детей. Детям уже восемь, а родители все еще воспринимают их как четырехлетних. Им 15, а для родителей им едва 8. Детям за 30, а для родителей они все еще только что оперившиеся птенцы. Видимо, так устроено родительское сердце. Так надо. Но как у всего хорошего в этой жизни имеются производственные издержки, и у родительской любви тоже.

Тут из недр памяти выплыло довольно.... мнеееэээ пикантное воспоминание. Было мне лет пятнадцать. С моей маменькой мы шли по улице и тут напарываемся на давнюю знакомую, ну, останавливаемся и они начинают лясы точить. Ребенок, как известно, мается рядом. Но я как раз в этот период тайно сохла по сыну этой самой знакомой. И тут она заводит речь о своем сыне и я, известное дело, с отстутвующим видом смотрю по сторонам, а сама-то ушки на макушке. И она начинает сетовать, что Вася (сын, назовем его условно Васей) страдает запорами, но клизмы со свекольным соком ему чрезвычайно помогают.. А Вася, надо сказать, к тому времени уже отпраздновал свою восемнадцатаю весну.
От столь неожиданной причастности к тайне у меня закружилась голова.
Потом мама Васи еще поговорила с моей мамoй о рассаде, о ценах на акции СургутНефтьГаза, о вредном характере главного бухгалтера, а я все думала, как же это так возможно, про Васю и при мне...?

А так, что для Васиной мамы Васе по-прежнему было лет восемь. И, самое главное, напомни мы с вами ей через пару дней об этом проишествии, она бы сказала:

А. Я не могла такого сказать! Да еще при пятнадцатилетней девочке, которая его знает
Б. Правда??? я такое сказала??? При пятнадцатилетней девочке, которая его знает? Не может быть!
В. В лучшем случае она бы сказала - О Боже! Как я могла такое сказать?? При пятнадцатилетней девочке, которая его знает.


Да что там Васина мама, моя собственная мама.. *автор глубоко вздыхает*

Короче, в детсве мне ужасно нравились собаки. Просто ужжжжассно! Я бредила собакой. (сэрпрайз! сэрпрайз!) В какие только тяжкие я не пускалась, гонимая страстной любовью к собакам (позже расскажу) Одним из моих страстных порывов была игра в собак. В эту игру я играла лет до... десяти, а, может и двенадцати. Видите, сама уже не помню. Главное, что этому возрасту общественное мнение и логопеды предписывают несколько более усложненные и интеллектуально нагруженные игры. Игнорируя общепринятые нормы, я и моя подруга, Светка Осколкова забирались под стол - который был призван олицетворять будку - и ... гавкали из-под стола. Я не помню точно всего сценария игры в собак, что-то там было связано с дрессурой, но то что мы лаяли из-под стола долго и безмятежно, это я помню абсолютно точно.

Охреневшие родители сидели в соседней комнате у телевизора и не знали что делать и как на это все реагировать. Продолжалось все это приблизительно с год. Годам к тринадцати, игрища иного рода вытеснили упоение игрой в собак.


У нас в школе был учитель, звали его Эдик. Эдик был нас на десять лет старше. То есть, когда наш класс пришел первый раз в первый класс, Эдик как раз перешел в десятый. А когда мы повзрослели достоаточно, чтобы изучать историю, Эдик как раз вернулся из армии и закончил унивеситет. Короче, Эдик всегда был для нас больше, чем учитель. Особенно для девочек.

На мою беду мы с Эдиком когда-то жили в одном доме и он, в свою очередь, вырос на глазах у моих родителей. То есть, ситуацию усугубляло то, что особой разницы между мной и Эдиком моя мама не видела. Вы чуете, куда я клоню?


Короче, мне было уже лет 15-16 и я вовсю флиртовала с Эдиком, когда мама однажды поведала, что давеча встретила Эдика на улице и они остановились поболтать. И тут она начала гомерически хохотать. Наконец, сквозь всхлипывания я разобрала: "как ...вы с Катькой в собак ... играть... под столом.. гавкать....."
-Ну да, помню, - почуяв неладоное отозвалась я - только это было не с Катькой, а с Осколковой.

С Катькой мы всю жизнь просидели за одной партой и даже с Эдиком флиртовали напару. А с Осколковой я никогда в одном классе не училась, и вообще, она к тому времени уже канула в прошлое. Замуж, кажется вышла.

-Ну какая разница - махнула рукой опьяневшая от хохота мама - я ему стала рассказывать, как вы под столом гавкали
-Кому? - ледяным голосом уточнила я - Эдику?
-Агаааааааа - голосила родительница.
-Мам - говорю - ты че сума сошла? Это ж было чертти когда.
Но Мама только мотала головой, и сквозь хохот делала "афф-афф." Было абсолютно ясно, что громадная пропасть между двенацдатилетней девочкой и девочкой пятнадцатилетней для нее отсутствует.
-Ну а он что сказал? - потухшим голосом спросила я.
-Он крайне удивился, помолчал с минуту, а потом очень задумчиво произнес: "нуууу, это уже шизо", Mama сопроводила Эдиков ответ усиленной анимацией и снова начала тряситсь и делать: "афф-афф"
-Еще и Катька невинно пострадала - проворчала я - она-то тут при чем? Правда мы с ней играли в собачьи бои, но это было вообще в начальной школе, в перерывах между разрисовыванием стенгазеты у меня дома. К тому же делали мы это тихо, как нам это удавалось, я ума не приложу, но собачьи бои остались в тайне.



Короче, мораль такова. И для Дороти, и для Васиной мамы и для моей их взрослые дети по-прежнему остаются маленькими детьми, которые лают под столами, пишут эксцентирчные письмена и которым надо ставить клизмы.
И все же, родители, и особенно недальновидные в этом отношении мамы, будьте бдительны и по наивности душевной не повредите детскому реноме... сказала Перрита, у которой своих детей не было и нет.

хехехехе..


  • 1
Спасибо за ваш рассказ. Вы настоящий писатель. Я сейчас в отпуске, читаю ваш журнал от начала. Здорово.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account