Previous Entry Share Next Entry
Южная Италия 4: Трани.
blumenfeld
natasha_laurel
Фотография в предыдущем посте была сделана в городе Трани, не берегу Адриатического моря.  В Трани имеется замечательный старинный собор, ради которого туда и стоит съездить (это так же центр южно-итальянских  вин, которые, зачастую добавляют в вина северо-итальянские, дабы придать им характера), но в моей биографии Трани связан с другим, более интимным событием. 

В городе Трани один транский дед  схватил меня за нос.






В Трани мы въехали  под беспощадным дождем.  Положительной стороной этой синоптической досады  была совершенно пустая набережная, так что нам досталась  парковка в точке, откуда обычно делаются кадры для  проспектов тур. бюро.

 

Мы   долго сидели в   машине,  наблюдая за адриатитически морем, дождем и собором-матрешкой.  В основе этого храма - катакобмы, выстроеные еще в римские времена первыми христианами. В шестом веке прямо поверх катакомб  поставили храм Девы Марии, а  четыре столетия спустя, в разгар крестовых походов, когда все самые достойные и самые сомнительные личности средневековой Европы отметились в портах Адриатики, в Трани с посохом в руках вошел  странник, по имени Николай, который имел такое влияние на современников, что был канонизирован через пять лет после смертри, в 1094 году. В честь него, поверх храма Святой Марии выстроили третий собор, коий мы нынче и наблюдаем.  Все три собора, в нетронутом состоянии, находятся внутри,  один под другим .


Я подумала, что получилось бы, если бы на исторической родине позаимствовали   такой подход и поверх Храма Христа Спасителя построили бы Дворец Съездов, а сверху водрузили бы церетеллевского Петра. 

 Когда мы, наконец, вышли из машины под дождь,  в соседнее авто  как раз села женщина в красном пуховике, которая выглядела как музейный работник.  Я глянула в сторону собора,   его  огромные двери, тысячелетней давности - одна из главных достопримечательностей Южной Италии -  были закрыты.  Начался обеденный перерыв. 

На площади было несколько ресторанов, мы выбрали  самый пустующий, без школьных групп, коих  на нашем пути наблюдалось великое множество.  За  одним из столиков работники ресторана отмечали  60-летие чьего-то папаши. 

Как единственным посетителям  нам достался  тортик  в честь именинника и комплиментарная тарелка брускеты в честь отсутствия моих любимых осьминогов и заменой их на какое-то другое блюдо. Пока мы трапезничали и любезничали с хозяевами ресторана, собор как раз открылся. 

Мы поднимались по лестнице из храма Св. Марии к храму Николы Странника, когда нас  окликнули.  По лестнице, пыхтя, карабкался очень ветхий дед и я, грешным делом, подумала, что он сейчас попросит нас вызвать ему скорую помощь или оказать еще какое немедленное вспоможествование.

Дед, однако, преодолев лестницу,  обнаружил редкостную прыть.  Он спросил нас, кто мы,  мы сказали "американцы". Диалог на мгновение  приобрел какое-то довлатовское настроение.

-Знаете Долиху, криво повязанную?
     - Я приезжий.
     - Не с Опочки?
     - Из Ленинграда.
     - А, знаю, слышал... 



 - Но по-итальянски-то ты  понимаешь, не столько даже спросил, а утвердил дед, ткнув в меня своим вековым пальцем.  

Я быстро закивала, все еще лихорадочно соображая, какие слова и грамматические конструкции мне понадобятся для вызова скорой помощи.  Прыть  моя объяснялась тем, что дед вместо итальянского  capisci  использовал испанское  "comprendi ",  ситуация в Южной Италии совершенно стандартная и очень  для меня благоприятная, потому что  эти два языка, в силу редкого использования, в голове моей слиты в равномерное месиво.  В Милане из меня эту мешанину пытались вытравить, а тут она пришлась как нельзя кстати.

- Я гид  - выдал наконец дед истиную причину своего к нам интереса - могу провести вас по собору. 

Я быстро представила себе эту мучительную картину. Мы полчаса ходим за дедом и  я с трудом пытаюсь  выудить из канонады испано-итальянско-пулийского и еще Бог знает какого  вокабуляра, свистящего, словно полуденное сирокко,  знакомые термины.  Видимо, эта перспектива меня так напугала, что я закричала - а, нет так я не понимаю по-итальянски, не понимаю. 

Дед не стал обижаться, а  а подмигнул мне, мол " хитрушка, один ноль в твою пользу" ,  цыкнул  единственным зубом и не успела я и чирикнуть, как он схватил меня за нос, словно буратину,  и легонько потряс.   Ну ладно,  - сказал он - идите, но в следующий раз... и пригрозил корявым пальцем - я буду говорить по-английски.
 
От  такого неожиданного братания  с жителем Трани я стояла, как громом пораженная и, в итоге, забыла посмотреть на знаменитые двери.  Так что теперь придется возвращаться, рискуя вновь нарватся на деда. 

Шура, естественно  очень веселился и  не унимался  всю дорогу до дома.

  • 1
Ха) как здорово ты тренируешь свой итальянский.
И преключения супер). Вот во второй раз слышу о привычке южных итальянцев хватать за нос. (только моей знакомой в Каннах ещё предложили намазать нос кремом)).
Вчера обедала с ребятами из южной части Италии. Никто не схатил мой буратинский нос:). Правда комплименты у них типично слааадкие.

ага, передавай им привет. :)

:) боюсь, не смогу.знакомый заказал у них швейную машинку (мой любимый durkopp) и ребята укатили в родные пенаты.

Очень мило. прекрасный стиль.

Какая чудесная история :)) Пасиб за "довлатовские" рассказы!

Гыыы.... Как хорошо, что есть твои рассказы. Пока мне локсмит замки меняет. У меня русский с английским сился, я не знаю, как перевести локсмит. Лучшее что приходит на памят - ключник.

мы тебя как раз вчера вспоминали с Дашей из Калгари. :) Ключиник, да, так и называется, по-моему. Спроси, а водку он делает?

Вспомнила. Слесарь. Слесарь он называется. Водку он не делает, а пьет. Наш дом в четвертый раз ограбили (*со скромным достоинством так*). Привет Дарье! :)

Перрита всегда прелесть! Спасибо..
Да и можно ли нас зафрендить?

так это Дух Сан-Николы-Пеллегрина.. потряс !

  • 1
?

Log in

No account? Create an account