?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
The Age of Tenderness.
blumenfeld
natasha_laurel

Источник:  www.businessoffashion.com 



Вообще, то что наша поездка в Нью-Йорк отложилась на неделю хороша тем, что я теперь могу спокойненько читать и смотреть  Paris Fashion Week  и  целиком сфокусироваться на самом важном  в летописи современной моды событии:   показ Raf Simons  for Dior.  Его я  давно жду,  об чем уже рассыпалась  минувшим летом у себя в английском блоге: All Eyes on Raf Simons. 

Британская публикация The Business of Fashion  наделяет  начавшуюся вчера (для меня) и позавчера (для вас) парижскую неделю моды  потенциалом тектонического сдвига. Не только из-за показа Симонса в Диор (сегодня для вас, можно будет посмотреть в прямо эфире здесь), но и еще одного свежего назначения в еще одном старинном модном доме: Hedi Slimane  в Ив Сен Лоран.  Погрузившись с головой в   амурные  ожиданиям  от  Симонса, я только из вышеупомянутой  статьи узнала что новый дизайнер  Ив Сен Лоран переносит студию из Парижа, в Лос-Анджелес.  Как дерзко. Вообще, если  мода интересует вас не только как что конкретно надеть, конкретно вам, конкретно завтра, но так же и как социальное явление, то эта статья в BoF  -  просто обзорная экскурсия по положению дел в моде сейчас. 

Как и сам ресурс BoF.  С него начинается каждый мой день.  


Последний параграф в статье, в частности,  подводит черту к тому, что "король умер. Да здравствует король!" мы шагнули в новую эпоху.  Это  комментарий Ванессы Фридман, фэшн-редактора Financial Times: "In the last generation of creative directors, there was an expectation that they be wild and visually creative in their own style — think about Galliano and McQueen — whereas now creative directors are much more normal, for want of a better word,” said Friedman. “Think about Christopher Bailey and Sarah Burton. Raf and Hedi are more in this mould.”


В недавнем прошлом мы имели дело с дизайнерами в которых ценился и от которых ожидался как можно более необузданный способ самовыражения, на ум приходят Макквин и Галлиано. Ныне креативные директора, за неимением под рукой  лучшего определения,  на порядок более нормальны. Скажем, Кристофер Белли и Сара Бертон. Раф и Хэди больше как из той же, 'нормальной'  породы.  

Весной  2011  я читала краткий профайла на Сару Бертон в Воге и думала о том, что это какой-то совершенно новый человек. Совсем новая порода.  Но это знаете еще что.  Это все потому, что мы стали к ним, к этим людям  готовы.  Так вот летом 2011 года,  я ехала на вапоретто с Сильвией из Лидо в центр Венеции. И в дверях стоял мальчик лет... наверное, ну, скажем четырнадцати. Когда еще мальчик. Ну,  вот-вот юноша, но еще мальчик. И он смотрел на мое годовалое дитя  с искренним интересом и нежностью портретов  Караваджо. И вдруг я поняла, что я давно не видела этого  взгляда.  Если вообще когда-то видела.  Да нет же, на нее многие смотрели, никого она не оставила равнодушным, в течение  всего месяца наших ежедневных поездок на вапоретто, но все это были другие взгляды.  Как правило, пожилых людейи или восхищенный писк других детей постарше, сопровождающийся желанием потискать.   


А это был искренний и неподдельно  нежный взгляд  одной юной жизни к другой.  И я сразу же подумала про Бертон. Это как  составляющая какие-то духов. Ты вдруг уловил ее и понял, так вот же что. Там, оно есть,  в этих духах.

Это какой-то новый дух. XXI века. The age of tenderness. 

Я -- Туу-тикки,
чую носом теплые ветры.
Теперь налетят великие бури.
Теперь понесутся грохочущие лавины.
Теперь я переверну всю землю,
так что все станет по-другому,
и все смогут снять шерстяные вещи
и положить их в шкаф.



 












  • 1
Как поэтично!

  • 1