Previous Entry Share Next Entry
(no subject)
blumenfeld
natasha_laurel
Они всегда встречались здесь. Никогда не договаривались, но неизменно заставли друг-друга. Сегодня она его поджидала и как-то нервничала. Она никогда не потела ладонями и не волновалась, оглядываясь, пришел он или нет. А сегодня ей было не по себе. Холодно и бросало в дрожь. Ей хотелось оттянуть разговор, даже хотелось где-то, чтобы что-то случилось и разговор бы не состоялся сам собой. Например, чтобы он не пришел. Ведь бывали же дни, когда он не приходил. Бывали? Она напряглась и натолкнулась на внутреннее ощущение, что вот именно сегодня он как раз-таки придет. Он был здесь вчера, был позавчера и совершенно точно придет сегодня. Она напряженно вздохнула. Но где-то еще глубже сидел маленький кровожадный человечек. Он сидел где-то глубоко, где темно и никто никогда не заглядывает. Но он там сидел и ждал этой встречи. Он, на самом-то деле, ждал этого момента очень давно.

Наконец он появился и сразу же направился к ней
-Привет, сказал он- Как дела?
-хорошо – светское вступление чрезвычайно утомляло и сдерживаться от того, чтобы не прыгнуть с места в карьер требовало чрезвычайных усилий.
- Как прошли выходные?
-Прекрасно, ездила с друзьями в горы.
- Хорошо повеселилась?
-Да
-Мне нравится, когда тебе весело, даже если ты развлекаешься без меня.

В этих отношениях царил его контроль. Беспредельный и безотносительный. Его контроль и ее полное подчинение. И все ситуации и жезненные разговоры должны были отображать эту динамику. Если что-то вдруг выскальзывало из этих рамок, он симулировал контроль. Она ему подыгрывала.
-Ты – уникум – говорил он ей. Все русские девочки такие?
- Тебе придется перепробовать массу русских девочек прежде чем понять, что я – единственна в своем роде.
- Поможешь мне в этом?
-Я знаю тех же русских девочек, что и ты – моих близких подруг.
- Твои подруги для меня табу. Ты же меня знаешь. А вот ты можешь переспать со всеми моими друзьями. Только при одном условии, и ты знаешь каком.
-Ты будешь при том присутствовать.
-Да, и руководить процессом..

Самым важным и, пожалуй, единственным компонентом их отношений был его полный конроль над ней. Все остальное было второстепенно. И, если ситуация явно выходила из-под контроля, то ее загоняли обратно общими усилиями. Театрально, преувеличено, белыми нитками – не важно. В этих отношениях важно было совсем другое.

Все проходит. Любовь, горечь, дружба. Прощается предательство и даже страсть предается забвению, но оргазм с кровопоттеками и предсмертным хрипом не проходит никогда. Он как тавро светится на изувеченой коже.
Их игры были криминальны, их страсти безумны. О содеянном было страшно вспомнить даже, оставшись наедине с собой. Это была не животная страсть. Животные такого не делают. На такое способен только человеческий интеллект. Глубокий, многослойный, поддетый кем-то или чем-то в глубоком детстве и развернутый воображением до неосмыслимых пределов.

Эти двое, словно два преступника, были повязаны, осведомленностью степенью безумства дру-друга. Они зависели друг от друга, особенно она от него, как жертва бегущая с единственной целью: быть догнанной и сожранной.

- Значит, выходные прошли хорошо? ну, расскажи мне, где ты делала это на выходных?
-Мне надо тебе кое-что сказать... я .. у меня... у меня появился бойфрэнд.
-Прекрасно.
- И где вы с ним это делали?
- Послушай. Остановись. Я серьезно. Мы с ним какое-то время встречались, а теперь отношения перешли на новый уровень и мы.. вообщем, мы с тобой не можем больше это делать. Понимаешь?
- Да – промолвил он после секундной паузы – понимаю. Конечно понимаю. Дашь мне знать, когда у вас там все это кончится.
-Всенепремйнейше – отозвалась она. Помолчала и добавила: если тебе вдруг захочется поболать или понадобится моя помощь – мои двери всегда открыты для тебя. Ей было страшно видеть как рвется эта нить и еще страшнее осознавать, что делает это – она.
-Впрочем, зная тебя, не думаю, что это тебя так уж сильно способно заинтересовать
-Ты слишком хорошо меня занешь – усмехнулся он - Всего тебе наилучшего.
-Я бы хотела сказать тебе тоже самое, но не могу.
-Это еще почему? – удивился вдруг он.
-Да потому что без меня у тебя не будет ничего наилучшего. Ты пойми, ведь тебя же никто никогда не будет ни понимать, ни принимать так, как делала это я.

Ее слова полились вдруг словно из какой-то внезапно вскрывшейся шкатулки, какие-то странные, незнакомые слова. И их было много.
-I was the girl for you! The best possible girl for you.
- Ok, I will have to settle for the second best then – ответил он – все, я пошел.

Она встала и вышла. Зашла в туалет. Прислонилась затылком к кафельной стене. Посмотрела в потолок. Горячий воздух разошелся над головой, как разводы от безнизна.
-Зачем я все это сказала? Зачем я все это ему сказала???
В памяти всплыла цитата из какого-то мужского журнала:
Вопрос: «что самое страшное для мужчины?»
Ответ: Измена любимой женщины. Нелюбимой тоже.

Она знала, как тяжело реагирует на такие вещи мужчина. Любой. Она никогда не говорила никому из своих мужчин, что уходила к другому. Ее муж годы после развода был уверен, что у нее никого нет. Она оберегала всех хоть сколько-нибудь заинтересованных в ней мужчин: бывших, а ему, ему.. тому, к кому у ней были самые острые, до болезненности глубокие чувства. Ему она сказала ТАКОЕ??

Она вдруг почувствовала его горечь, его ревность. . Как перчатка, насаженная на его руку, она ощутила, что происходит сейчас с его мужским самолюбием, как словно иглы впились ему под кожу ее слова. Ей стало плохо до тошноты. Перед ней стояло его лицо. Еще недавно такое уверенное, такое властное и этим столь притягательное, оно вдруг стало обескураженным и растерянным. Самое страшное, что от этого его выражения рушилась вся картина мира. Это неправильно. Неправильно. Это он должен ее мучить, он! Не она его, а он ее. Так заведено, каким-то высшим порядком, так задумано, чтобы он терзал ее, а она принимала бы все это с полуюродивой улыбкой на с закрытом глазами лице.

Когда-то Он измотал ее до состояния «падаю и не больно, думаю, но не вижу, » он заставил ее носистя по лабиринтам страданий и боли с самыми горячими стенами, уехать из этого города, убежать до самого родительского дома, and make a circle around the globe only to realize that she still loved him more than her own skin.


Воздух боялся света,
Город сжимал все стены,
Камнем ложились тени
Душные как зола.

Пыль укрывала тело,
Тенью ложились стены,
Тьма ее задушила,
Прятала как могла.
Плечи сжимали горло,
Пыль заполняла вены..

И теперь, когда она сказала ему, вот этому вот человеку, что у нее есть БФ... ей вдруг стало нестерпимо больно ощущать, как он сейчас чувствует. Так больно, что появилась физическая потребность усилием воли и желания развернуть время вспять и выдрать эти слова, словно иглы из-под его кожи.

Она вдруг вскочила, руки дрожали, крючок от змейки застрял в складках ширинки, она с остервенением дергала ее, заледеневшие от ужаса пальцы, проскальзывали вдоль крючка. Дверь с размаху ударилась о кафельную стену, страх, что он уже ушел гнал ее вперед как лопата экскаватора. Она ударила обеимим ладонями о стеклянную вертушку двери, и крикнула так, что зазвенели окна:
Стой! Стоййй!! Не уходи

Он обернулся и сказал упавшим голосом: ну... тебе еще есть что сказать? Говори. Коли последнее слово должно остаться за тобой....

Сердце билось где-то в горле, воздух жидким азотом обжигал глаза:
-послушай.. слушай. Я наврала тебе.. все это неправда. Я все это придумала, у меня нет никакого бойфренда. Нет! Я это сказала специально, думала мне так будет легче от тебя уйти. Сказала от злости, что ты так со мной поступаешь, что держишь меня как секс-игрушку. Я так больше не могу. Мне захотелось сделать тебе больно. Мне хотелось найти способ безболезненно и быстро уйти от тебя. Я знаю, это очень глупо ...

Новость об отсутствии бойфренда быстро отразилась на его лице расслабившимися скулами.
-Ну хорошо, если тебя так задевает, что ты моя секс-игрушка, зачем ты позволяешь мне все это с собой делать и потом срываешься на мне таким образом. Зачем? Не позволяй тогда мне это делать!
-Я не терпела – разозлилась она – когда мы это делали, I was enjoying it all the way! Просто и до меня эмоции, порой, доходят не сразу! Или ты думаешь, ты единственный, кто осознает свои чувства несколько позже, чем хотелось бы??
Он помолчал и проговорил:
-Значит, у тебя опять появились ко мне чувства.. зачем у тебя появились чувства? Ведь мы же договаривались. Чистый секс и ничего более. Просто мы с тобой идеально подходим друг-другу в постели.. к чему чувств..
-Я женщина!!! – заорала она – иддИИИООООТ! Я женщина и мне природой положено чувствовать.
Она выскочила и со всего размаху хлопнула дверью. За ней послышался еще один хлопок - двери заднего хода.
Осознание того, что ее попытка облегчить боль его переживаний выросла в идиотский диалог с констатацией ее чувств вывело ее из себя. Она хотела помочь ему, чтобы он не ревновал и не переживал, в ответ получила лекцию. Она обернулась и аккуратно посмотрела внутрь. Его там не было. Прикусив верхнюю губу, она тихонько приоткрыла дверь и шагнула внтурь. Зашла и снова села. Задняя дверь тут же отворилась и, хрустя осыпавшейся штукатуркой, он появился в дверном проеме
-Ну? - проговорил он.
Она молчала. Говорить было решительно нечего.

Послушай, - сказала она – я думаю, нам сейчас стоит прекратить разговор. Мы сейчас наговорим друг-другу такого.. нам сейчас лучше не разговаривать. Я только еще раз хочу извиниться за все глупости что тут тебе наговорила...
-Я тебя такой никогда не видел – сказал он и как-то по-новому, задумчиво вдруг осмотрел ее лицо – я и не знал, что ты на такое способна..
-Я и сама не знала... чего только о себе не узнаешь, ладно. Я пошла. Хорошего тебе дня.
Она вышла за дверь со странным, ноющим чувством.
Я не стерва... Мне не достваило ровным счетом НИКАКОГО удовольствия его растерянное лицо, - шептала она про себя - его обескураженность от утерянной власти. Во мне была лишь жалость и острое желание вернуть былой порядок вещей. Я не могу и секунды прожить, видя, как он страдает. Потребность закончить его страдание так же сильна во мне, как потребность дышать. Стервы не пекутся так о здоровьи ближних. О, господи.... как же дальше жить?


На следующее утро она пришла туда, просто потому что приходила каждый день. За кофе. Он зашел сразу за ней.
-Привет – поздоровалась она
-Привет, какие на тебе сегодня трусики? – сказал он и ухмыльнулся одной стороной рта. Подошел к ней поближе
- Послушай – она отступила назал – я же тебя просила.
Он вдруг отпрянул и быстро заговорил: да, да.. тыправа. Ты права.. ты заслуживаешь лучшего и у тебя это обязательно будет. Вот увидишь.. обязательно. Он развернулся и очень быстро вышел.

Она стояла с бумажным стаканом в руках, совершенно одна, в опуствешей вселенной, смотрела на закрывшуюся дверь и, мир вокруг, словно в каком-то циллиндре, стремительно поднимался вверх-вверх и вверх......


MSN Messenger 5.1
20 января, 2006
1:15 pm



  • 1

так бывает?

разве разрушение притягивающего насмерть, без понимания механизма, не меняет отношение необратимо?
откуда это списано все?
завораживающе так.. странно даже - вроде ведь простенько )

Очень точно! спасибо за.

ух ты, какие страсти.

выглядит как отрывок

основано на личных переживаниях?

м.. интересно. скажем так - взгляд с той стороны..
и это можно понять, если тебя это не касается. сказать - да, действительно, такова жизнь
а вот внутри этого не понять.. зачем эти слова, зачем она делает то, что делает, зачем она так рядом.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account