Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

blumenfeld

S и Z Типажи: Салонная и Степная.

Когда я впервые озвучила идею Салонной и Степной (Indoor-Outdoor,  Нарядной и Casual), в комментариях сразу же заговорили о том, что салонные - это женственные, с формами, а степные - это андрогинные. Вывод напрашивался сам собой, но не понятно было, как поступить с предложенными примерами: Грейс Келли в качестве Салонной и Бриджит Бардо как пример Степной. На андрогинную Бардо не вытягивала.
Действительно, водораздел на Салонных и Степных проходит по половому диморфизму. В Салонных сильнее выражен Инь, а Степные без усердий транслируют Ян. И все же, если делить женщин на пышноформых и андрогинных, это никуда не ведет. Чашка DD и детородные бедра могут присутствовать как у Салонной, так и у Степной и, несмотря на это, их стиль строится на разных принципах. Келли и Бардо, обе были обладательницами щедрых бедер, и грудь у Келли не была маленькой. Мало того, обе они были блондинками. И все же трудно найти более непохожих женщин, чем эти две. Тогда что их разделяло? Линии. Бардо выглядит так, словно ее рисовали ломаными, зигзагообразными штрихами, она вся в геометрии. Это основа Степной эстетики. Грейс Келли писали изогнутыми линиями, густо смешивая краски, создавая сфумато эффект Да Винчи. Это основа Салонной красоты.

читать дальше...






blumenfeld

(no subject)

Вчера на сайте  US  Vogue появлилась  фотография Дакоты Джонсон в  свежем осеннем сочетании   с теоретической раскладкой, как  колготки с рисунком вписаны в стильное сочетание.  Для России может уже не актуально, ибо холодно, но вообще так, на заметку.  Формула состоит в том, чтобы все остальное  к  принтованным колготкам было  спокойно-гендерно-нейтральное.   Грубый свитер, демократичная юбка,   пансионные ботинки.    А ну-ка оцените,  как крупный, мужской рисунок вдруг сделал  традиционно  сусальные  колготки,  удобоваримыми рядом   с джинсой.








А еще  связи с этим, вспомните нашу недавнюю юбку и насколько  она была ограничена  из-за волана.  Волан и джинсам забрали  на себя всю эклектично-шкодную  роль,  которая тут исполняется дуэтом  юбка-колготки.  Только там исполнение было затертым и изжившим себя, а здесь  неожиданным и свежим.  Вы понимаете, о чем я говорю?  




blumenfeld

Как развитие фото-дела испортило вкус современности.

Так, ну вот и я.   Решительно не знаю, чего вам сказать и как вообще развернуть  теперь свою   стратегию.  Кажется, мне нужно нанять блого-продюссера, а то зачахну тут со своей рефлексией.   Ладно, давайте  просто поболтаем что ли.

Мой муж читает журнал Corpuscula и периодически  цитиурет оттуда всякие смешные штуки. Давно-давно было что-то  ужасно смешное про маленькое черное платье, я все хотела откомменировать, но сразу руки не дошли, а потом показалось неактуальным. Хотя в голове продолжало  крутиться.    А тут пару недель назад Corpuscula опубликовала снимок королевы Елизваеты al fresco  и вдохновленные ею образы Dolce Gabbana. И  задает, значит, риторический вопрос, одобрю ли я,  то бишь, Наташа Лаурель, неодольчегабаненный образ королевы.

Одобрю.


Навеяло.


Захожу как-то с месяц назад в фейсбук. Туда щелкнула, там мышкой   поелозила и оказываюсь в сообществе посвященном стилю, где  идет бурное обсуждение "луков".  Тут тебе   и selfies,  и вездесущие  голливудские звезды в аэропортах.  Товарищи  энергично  обсуждает какую-нибудь, -  дай ей Бог душевного здоровья,  - Киру Найтли в терминале  Хитроу.  Вышел,  значит, человек после изнурительного перелета. Может быть,   и первым классом, все равно, тяжело. Может, не спал. Может, не ел. Устал. Хочет скорее добраться до дому. А тут его херак-херак-херак из фотокамер и по триста фунтов-стерлингов за снимок в желтую прессу.  А тут уже и  арбитры стиля наготове. На полном серьезе обсуждают,  де-мол-как-она оделась, как будто не глядя вещи собирала. Ну, не без того. Не глядя.   Не предполагал человек, на выходе из самолета после 11 часового перелета  фотографироваться.

Доступность цифровой фотогафии и скорость распространения информации привели к тому, что несчастная "звезда" запечетлевается  сегодня не только и не столько  в момент  когда она хочет и готова  предстать перед миром (фотографиуема  она при этом, или нет) , сколько  в момент, когда она этого не  хочет, не готова и имеет на это полное моральное право.   Львиная доля  стихийного интернет-фотобанка знаменитостей состоит из мгновений, когда  эти самые селебрити намеревались  проскочить  незамеченными,  на что - повторюсь -    имели полное   моральное право.   Тем временем,  наш  не успевший адаптироваться к пост-индустриальным изменениям  когнитивный аппарат продолжает по старинке воспринимать любой, абсолютно любой результат   манипуляций с фоторужьем,  как  продукт, ради которого  мы сами когда-то, волнуясь,   отправлялись в ателье, в  белых колготках, с капроновыми бантами в туго затянутых косах.  Мол, самый факт того, что человек  запечетлен на фотографии,  означает, что он старался или, по крайней мере, предполагал взаимодествие  со внешней средой.  Друзья мои,  смею вас осведомить, что сие  осталось в XX веке.   По крайней мере добрая половина фотопродукции  XXI века означает, что фотографируемый  сидел себе в углу,  ковырялся в носу и никакого, ровным счетом никакого взаимодействия со внешним миром не предполагал.

Но, увы, толпы свежеиспеченных фэшенист с завидным рвением копируют "ковыряльные в носу"  "луки"  под эгидой  "звездный, голливудский стиль".  О чем, собственно, уже писалось здесь    Короче, не всему сфотографированному верь.







Ага, и про маленькое черное платье Корпускулы.  Полная версия здесь Выдержка тут:   " Галактеко, совет мадмуазель устарел уже давно. Не надевайте и не покупайте это "маленькое чёрное". Оно не делает вас стильными за скромные деньги. Оно просто вопит в голос "Мне нечего надеть!". Купите красное, желтое, в горошек, в цветочек, в полоску, но только не это вдовье платице, на котором написано огненными буквами "У меня нет времени, фантазии и денег!"...

В те   времена, когда мадемуазель  давала этот совет,    тканями,  из которых ныне шьются платья,  даже попу не подтирали.  :]   Но это неважно. Corpuscula, Вы пишите. Мужу нравится. А там  и я забрезжу.



blumenfeld

Быт.

 А зачем, собственно, я зашла сюда  in the first place?  Что  хотела сообщить, перед тем как переключилась на  фотки в тречне без всего?..... ммммм??

Ага, хотела извиниться  за то, что не пишу по теме. Про всякие там  look makeovers  и прочая общественно-полезная деятельность.  В субботу  улетаем  в Мексику, я тут  тороплюсь все сделать до отъезда.  Аппаратура не спешит кооперироваться, у Сашки  сломался телефон, у меня компьютер. Просто перестали включаться.  Так что сегодня, вместо  полноценного трудового дня  я сижу в кафе в шляпе как у Бриджит Бардо и платье как у Мэрилин Монро в  Seven Year Itch (оказалось, что  they go together well)   и флудю в социальных сетях.  (Катя, sorry,  Ваш разбор попал под удар. Юля - тоже.  :((  Все сделаю  and it will worth the wait.

Итак, флудить.  Дам вам  'рекап' последнего полугода нашей  жизни.

Наполеоновоские планы по покорению  Европы разбились о быт.   Начало было здесь. Конец - тут. По-русски тут.

Для тех, кому лень кликать и,   весь  этот   'кремниевый' стафф   в принципе не особо  интересен, вы пришли сюда  "про трусы",  вот  краткое содержание предыдущих серий:  В феврале  стартап Грубого Шуры  купил  VMWare (очень большая компания. И очень корпоративная).   Шура  подписал non-compete  на два года, в связи с чем мы не переезжаем в Европу,   как планировали,  работать в один берлинский стартап, а, вместо этого купили дом в Долине и думаем, что делать после того как закончится non-compete  или  не сделать бы чего еще до того как он закончится.   Больше всего на свете  Шура ненавидит корпорации и работать в них.  Так что,  это все ненадолго and we are on a lookout.  Я бы, оно конечно, в Париж. А Шура-то все больше в Берлин.

Но,  пока мы  укреплены здесь  и ограничены краткими вылазакам в Европу. Одна из них, видимо, произойдет в июне, вторая в сентябре.  На сентябрь имеется ввиду  двухнедельный stay у моря.  Есть наивные потуги найти альтернативу привычному Лидо,  но пока они остались на уровне потуг.  Место хочется найти с хорошим пляжем, пригодным для детей, без  портов и вырваных как в Рапалло  кусочков  городской мостовой, без сценических обрывов  Амальфи и Капри,   категорически плоское и пригодное для перемещений с колясками и бабушками и дедушками  в условиях жары. При том,  близко расположенное к культурно-историческому  центру, не подразумевающее перемещения на машине. Если  покинув ненавистную за автомобильный образ жизни Калифорнию и, пролетев 12 часов над всем земным шаром, мне опять нужно будет для каждой мелкой вылазки  грузиться в машину,  I'll puke.  Пешая досягаемость  до архитерутрных шедевров и очагов  массового скопления, максимум - пара остановок на общественном транспорте.

Драматизм моего бытия состоит в том, что я уже живу в экологическом раю.  Во время  повседневных маршрутов,  даже самых  затрапезных и кратких:  за хлебом или  туалетной бумагой, меня окружает вот этот пейзаж. Даже в трафике я стою среди всей этой красоты.    Дома в окошке  поют птички, цикады там всякие.   За рулем главная забота   не переехать выскакивающих на дорогу оленей  и  белок.  Океан  в 20 минутах езды, купаться в нем нельзя потому что из-за холодного течения вода не прогревается выше +13, но  дома    бассейн, где можно безвылазно сидеть 6 месяцев в году.  От отпуска я не ищу ни уденения ни близости с природой, каковые имеют определенную ценность для  европейского жителя,  каковой  покидает свой шумный,  промышленный хабитат.  Я уже живу в достаточном уединении, в полукурортной среде,  при том,  самой высокотехнологичной в мире.  Это вычеркивает из моей жизни  все привычные европейские  destinations  типа Сардинии  и Сицилии, потому что  я не полечу  14 часов  с двумя-тремя пересадками для того, чтобы  оказаться примерно в той же среде, где  и так уже живу,  только без привычных жизненных advancements.   Я не такой утонченный ценитель природы, чтобы пересекать оекан ради того, чтобы поменять один тихий уголок на другой.  Если так щемит оказаться на пляже, так из Калифорнии  намного ближе до Мексики или Кариб.    На каникулы   я бы, наоборот, поехала в шумный город типа Парижа или Рима,  что, видимо, и буду  делать, когда дети немного подрастут.   А сейчас остается только вспоминать Джей Ленно,  который,  при других обстоятельствах,  говорил Майклу Джексону, что, мол, дуд, если тебя чем-то не устраивает Калифорния, this is it. It's the end of the line.

Короче,  чего делать-то?  Где оно: плоское, теплое, тихое, курортное  и культурно-насыщенное одновременно.

Есть смутные подозрения, что такого места в мире  как-то не осталось.  Во всяком случае, за пределами Лидо. Римини скучно.  Искала в Ницце и на Лазурном Берегу - какие-то хибары для  изголодавшихся по солнцу скандинавских студентов   или виллы в  десяти километрах от моря и очагов массового скопления.  Может быть, я поздновато спохватилась.  Хорошо, если так. Это оставляет надежду. А, если вдруг нет, то что же делать? Где и как нынче ищут места для телесного и духовного отдыха  благородные доны.  Наверное, не мудрствуя лукаво,  просто останавливаются  в Рицце.


Расскажите мне пожалуйста, куда вы гламурно ездили отдохнуть душой и телом  прошлым летом или собираетесь ехать этим?
blumenfeld

Даша. И Ульяна.

Нет, это не я.   Увы. Это Даша, моя клиентка.  С дочкой.  В юбке Ульяны Сергеенко.   Идет на свадьбу. Свадьба  в австрийском замке.   



Daria-in-Sergeenko-Skirt


Много воды утекло с тех пор как Ульяна Сергеенко выпустила эту коллекцию (вы, наверное, видели фотографии у Белоники), как Даша украсила собой австрийские улочки, а  я положила фотографию в скрытый пост  и начала выводить буквы.  И вот сегодня, закончив очередную партию "разборов",  когда дом, наконец, погрузился в тишину, я  буду писать о том, что нравится мне.  Пока не превращусь в тыкву. 

Collapse )
blumenfeld

Не делайте грудь. Сделайте подбородок.

 Вышел специальный выпуск Vogue, Best Dressed. В нем отдельная статья посвященная Наталье Водяновой. Меня Водянова всегда отправляет в середину 90-х, в те годы, когда сама она продавала в Нижнем Новгороде на рынке яблоки, чтобы выжить, а я, в городе Кириши, проходила через менее трагичные, но не менее драматичные пертурбации.


Летом 96 года я мучительно расставалась со своей первой любовью. Любовь была долгая, с третьего класса, по первый курс и вот, подошла к концу. Расставание растянулось почти на год и сопровождалось тяжкими и ненужными  разговорами, расставаниями на время и попытками все возобновить. В процессе у любви появилась пассия. Молоденькая девочка. Нам было по 18, а ей 15. В таком возрасте два-три года разницы имеют значение. Я взвилась. Хотя все уже давно было решено, и у меня самой уже была пассия, сомнительный во всех отношениях тип, но речь не об этом. А о том, что вот моё, безраздельное, с третьего класса и вдруг какая-то девочка. Я на это не рассчитывала. Начались мытарства. Я то заявляла права на свою собственность и требовала всё обратно, то раздумывала и не приходила на свидание. Вполне понятная динамика и незамысловатая интрига. Но и у нее был твист.


Девочка эта вызывала у меня неподдельный интерес. Более того, она мне нравилась. Так как я вообще питаю слабость к красивым женщинам, то этой я, можно сказать, тайно любовалась. Что пуще взбалтывало мои и без того беспорядочные эмоции. Хотя тема I like the new girlfriend of my ex boyfriend сама по себе интересна, говорить сейчас хочу не об этом. А о чем. Моя подруга, у которой тоже губа не дура на женскую красоту, не оценила этот персонаж. Что за лицо – говорила она - брови низкие, давят на глаза. Лицо квадратное, скулы такие, прости господи. Фигуры нет совсем, как у мальчика. Все наблюдения были верны, отчего девочка не переставала мне казаться ужасно привлекательной и все в ней меня занимало и завораживало.

Когда лет через десять Водянова начала появляться на обложках то английского, то американского Vogue, я вдруг поняла, чем была вызвана та странная симпатия. Та девочка была точной копией Водяновой. Лицо квадратное, скулы такие, брови низкие.. давят на глаза, все то, что сегодня известно как ‘perfect Russian features.’

Тогда, в 96-м, моя "преемница" влекла меня даже не в личном, а в более глобальном масштабе. Словно что-то неизбежное и всеобъемлющее, но в то же время и что-то такое, в чём сам ты уже не будешь принимать участие. Чувство, какое должно быть, испытывал Лоренцо Медичи, услышав на смертном одре об открытии новой неизведанной земли.. Эти скулы и квадратный подбородок - лицо двадцать первого века, - были как новый континент. И как Лоренцо Медичи, оставался в пятнадцатом, я со своим овалом и женственной фигурой оставалась в двадцатом. Только с Медичи это случилось в конце жизни, а со мной – в самом начале. Ничего этого я, тогда, разумеется, понимать не могла, только что-то такое чувствовала.

Овальное лицо тихо уходило в прошлое. Исход этот начался, конечно, не в 90-е. Первая ласточка была в 20-х, когда клотш, утяжеляющий овальное лицо, потребовал заостренного, более четко очерченного подбородка. Следующий рывок пришелся на конец 50-х начало 60-х, когда Жаклин Кеннеди стала иконой стиля, а модель Каролин Рейболд посоветовала начинающей Грейс Келли не скрывать, а наоборот, акцентировать ее квадратный подбородок. Потом Сесиль Битон, объясняя успех последней, напишет “all photogenic people have square faces…”

  



С появлением Кейт Мосс и стремительным развитием цифровых фотоаппаратов квадратные лица хлынули потоком: сшибленный, будто резцом Микеланджело подбородок Хайди Клюм, отточенный словно волной кусок стекла в гальке Анджелины Жоли, Виктория Бекхем - трофей антрополога и, наконец, апофеоз - нереальный в своей квадратности, просто хай-тек подбородок Агинес Дейн. Нет, вы мне покажите сегодня хоть одну звезду серьезной величины с овальным лицом.


 Развитие фотодела существенно повлияло на стандарты красоты. Ведь еще каких-то сто лет назад любимые сегодня лица могли бы показаться ужасающе уродливыми, неудачными, странными. В черно-белой газетной фотографии и размытых дагерротипах квадратное лицо выглядело резко, по-мужски. Рокотов и Гейнсборо лихорадочно бы "фотошопили" эти подбородки.  А на сегодняшних, цветных снимках лицо овальное наоборот выглядит обрюзгшим, обвисшим, а то и просто растворяется в массе деталей, которые выхватывает мощный объектив. Постепенно оно уступило место рубленым и сеченым линиям, и сегодня классической-формой-о-которой-мечтают-все-женщины стало квадратное, а не овальное лицо.



  





А теперь о том, почему это имеет значение. Потому, что вся современная легкая промышленность работает на квадратный подбородок. Это значит другие вырезы, другие принты, другие ткани, в конце-концов, другие цвета. Ведь Кандиский не просто так ворковал, размышляя о соотношении цвета и формы в "аккордах красочных и рисуночных форм". И чтобы подобрать что-то к лицу овальному, чтобы попадало и по цвету, и по крою и по ткани и по цене, нужно перелопатить невероятное количество барахла и провисших маек.... l'immensita.

Так вот, читая о Водяновой, я потихоньку вспоминала как тогда в 96 году я рассматривала свою «преемницу» с печалью и любопытством, и о том, какая я сегодня со своим овалом давнишняя, ну такая давнишняя, и уже настолько устаревшая, что в самых бесшабашных своих мечтах я представляю, как эти мои хорошо забытые сглаженные tuberositas mandubulare вдруг снова становятся актуальными..
blumenfeld

Южная Италия 1: Рудольф Валентино.


Ну вот, мы наконец-то вернулись и я потихоньку попробую рассказать о том, как мы колесили по  Южной Италии:  Пулии и Калабрии.   






 - Машину мы организуем - сказал  Сережа.

Сережа это мой "знакомый друг", который работает  на "свечном заводике", под Бари, куда мы  вылетели две  с лишним недели назад, не ведая, что злосчтастный вулкан вот-вот начнет извергаться.


Выглядеть "организация машины" должна  было так.   Сережа  спрашивает у начальника, может ли он отдать нам, двум сибаритам из Калифорнии,  машину, которую ему выдала  компания, с целию, чтобы он ездил на ней работу,  чтобы мы на ней катались по всей Южной Италии, без доверенности. 

Я была абослютно уверена, что  не может.

Collapse )