Category: литература

blumenfeld

Главное - щеки




Lavrishina-blog-white-top-shop-shearling-portrait-2



Я знаю, что масленицу мы уже отпраздновали и пришла пора встречать весну, но я пока продолжаю тему зимних переживаний.  В Нью-Йорк делать фотографии для книги  я ездила в дубленке-пилоте.   И вот что я вам скажу. При минус пятнадцати с ветром самое главное это  даже и не попа.


Collapse )

blumenfeld

Книге быть.

Я вчера вернулась из Нью-Йорка.  Покидая  Сан-Франциско  12 февраля, я покидала   +20.    Грубый Шура провожал меня в льняной рубашке и надетых на голую ногу  желтых лоуферах, что  мы за пару недель до этого привезли из Буэнос Айреса.  Когда я вышла из JFK (предварительно проведя  полтора часа в багажном отделении, ожидая  следующего рейса, на котором изволил прибыть мой чемодан)   и  присоединилась к длинной-длинной очереди на такси,   было - 15 и дул пронзительный арктический ветер.  Постояв минут десять и продвинувшись  одну треть очереди, я достала телефон, чтобы вызвать убер.  Батарейка показывала 38%.  Впереди, мне казалось, нас ждет только радость.  Но телефон издал какой-то звук и сел.   По-прежнему было - 15,  по-прежнему дул пронзительный ветер, мои шансы сесть в такси в ближайшие пятнадцать минут  по-прежнему были сомнительны,  единственное, что изменилось это доступ ко всей информации, включая адрес назначения, который теперь  был закрыт.     Пять минут я тыкала в телефон, не веря глазам своим. Ведь вот, только что, батарейка показывала 38%.    Ни я, ни мой телефон никогда раньше не взаимодействовали на  морозе. Когда я улетала из Сан-Франциско,  было +20 и был Шура в желтых лоуферах на голую ногу....


Я заглянула под капюшон соседа по очереди. Там никого не было. Я засунул голову поглубже  и, обнаружив  там симпатичную афроамериканку, обратилась с просьбой воспользоваться ее мобильным.   Позвонить Шуре в  желтых лоуферзах на голую ногу.    Шансы мои висели на волоске, ибо в  этот самый момент -  это я знала абсолютно точно -   никаких лоуферзов на Шуре надето не было.  Более того, на нем не было  надето ничего. Вот решительно ни-че-го. Потому что он,   со своими однокашниками физтехами, которые каждый февраль со всего мира cлетаются  на Photonics West , сидел в бане.  Кроме того, Шура не имеет привычки поднимать телефон с незнакомого номера.   Так что   я совершенно напрасно   заглядывала так глубоко под капюшон  к соседу по очереди.   Но Шура почему-то взял телефон.  И обещал позвонить Даше, чтобы узнать мой адрес назначения  и передать его мне.   Тут очередь активно задвигалась, что означало,  моя афроамериканка сейчас сядет в одно такси, а я  - в другое.  По-прежнему, без адреса и четких перспектив.    Я провела пять самых тревожных минут в своей жизни.  Наконец, афроамериканка протянула телефон и оттуда донеслась заветная  комбинация  цифр и букв. Happy End.  Только ветер по-прежнему дул и погода продержалась рекордные минус пятнадцать на все время моего пребывания в Нью-Йорке.

Так зачем же я ехала из цветущей Калифорнии в Нью-Йорк и минус пятнадцать?



Много много раз вы просили меня  написать книгу.   Всякий раз я думала да-да, потом-потом, когда  я разрешу  для себя проблемы бытия.   Правду сказать, один раз я уже начинала писать книгу, году в 2007-м что ли.   К стилю и одежде она отношения не имела, это должна была быть книга о разных знаменитых женщинах.  Вскоре после обсуждения с издательством формата,   начался кризис 2008-го и издательство  - не помню точно -  то ли оставило идею этой конкретной книги, то ли прекратило свою деятельность совсем.   Поэтому, когда в декабре 2013 года на меня вышло большое и хорошее российское издательство с предложением написать книгу о стиле, я насторожилась.


Полгода я  сторожилась, но потом решила, что все-таки надо.  Как только я  написала первую главу,  грохнул кризис 2014. Ну, то есть, все понятно.  Если на меня выходит издательство с предложением написать книгу, значит скоро будет кризис.  Так к чему?   И все же,  несмотря ни на что, и вопреки всему, я ее пишу.  Так что знайте, меня не просто так  здесь нет.  Я что-то для вас делаю.    Непонятно, что будет  к тому времени, когда  все будет закончено.  Сколько будет стоить бумага, печатные станки, краски и кисточки, но я все равно пишу. И езжу в Нью-Йорк  из своей Калифорнии,  и тащу с собой чемодан  с перевесом, делать  фотографии в зимней одежде,  для того, чтобы они  звучали  и выглядели   для вас  более-менее правдоподобно.  А так же едет Даша из Калгари с фотоаппаратом, чтобы все это запечатлеть и соглашается на все мои безумные идеи.   А так же Грубый Шура, который меня отпускает,  следит за двумя детьми, и сохраняет спокойствие, когда я звоню ему в баню и срывающимся на визг голосом сообщаю, что телефон-таки сел (при том, что он меня предупреждал). А так же мои подруги, которые согласны иллюстрировать эти самые  идеи  при температуре - 15.  Ок,  в тот  конкретный день, когда мы снимали на улице,  мироздание сжалилось над нами,  температура была - 5,  шел мягкий, пушистый снег и  красиво ложился  на шарфы и шапки.




Вот кусочек из нашей стихийной фотосессии.  Снег еще пока не пошел.

Vera and Lena Downcoats
Photo credit ezdivala.




А вот цветы, которые прислал  Грубый Шура, потому что мое путешествие выпало  на 14 февраля.

Flowers







И спасибо большое всем:   Даше, Вере, Лене и Оксане.  И Шуре.  Потому что, если бы не было Шуры, то ничего бы не было..


blumenfeld

Я шатен встревоженный. Бледный, но ухоженный.



Продолжаем волнительную тему телесной и светлой обуви.  В комментариях к последнему посту был вот такой вопрос:


Скажите, Наташа, а цвет обуви в данном случае зависел от цвета волос (темные волосы - темная обувь) или от цвета брюк (удлинились ноги и выправился силуэт)? И в каких случаях телесного цвета обувь делает силуэт брюнетки легким? 



Я не брюнетка, я шатенка. Это важно. Если вы упустите эту разницу, то однажды вас  это сильно подведет. Сейчас расскажу, как.  Недели три назад я одевалась на презентацию новой книги Стива Бланка. 


оффтоп: 

Сейчас стало очень модным снаряжать всякие экспедиции к нам, в Долину,  в связи с чем, образовалась масса доморощенных экспертов и омерзительных "инициатив".  Так вот, пользуясь случаем, отправлю тех из вас, кого это касается,  к человеку, на которого можно и нужно потратить свое драгоценное время: Стив Бланк.  Найдите так же на ютубе его выступление "Secret Story of the Silicon Valley."   Это восхитительный лектор, талантливый  предприниматель и   представитель Долины, в  самом лучшем ее проявлении. Он должен стать отправной точкой любого предпринимателя. То, что и как он делает поможет вам быстро отфильтрововывать всякий шлак.    

Обратно, к нашим мелким делишкам.  

конец оффтопа. 


Collapse )
blumenfeld

Kate Lanphear. С чем носить.

По ссылке   статья: "Kate Lanphear, The Creative Class."


Source: Purse Blog. 

Lanphear- редактор американского Elle и предмет одержимости  бурлящих  орд  street-style-блоггеров. Стиль её - жесткий, готичный, андрогинный.  Она находится на противоположной стороне стильного спектра от меня,  но я как-то по жизни достаточно счастливая особь, чтобы абстрактно  наслаждаться тем, что  никак не применимо ко мне самой.  

Пару раз я предлагала  клиентам  L. не то чтобы в качетсве ролевой модели, но приблизительного ориентира.   Однако, в целом, это исключительно уникальный персонаж, вещь в себе,  и всякое ее  появление  неизменно вызывает у меня  двойное чувство:  абстрактное восхищение (ай да Пушкин, ай да сукин сын!)   и чисто-материснкие волнение   за неокрепшие  мозги народонаселения.   Примерно, как появление в свободной продаже маленьких боеголовок. 


Когда с год назад в сети (кажется, у Сарториалиста, но могу ошибаться), появилась фотография Ланпхаар в Люксембургском Саду,  в куртошке из  серого кролика  поверх очередного рокерско-готичного ансамбля, я снова подумала свое "ай да Пушкин..."  и снова судорожно сглотнула, так как   орды  фашионист,  тоже в  кроличьих шубках и черных джинсиках,  раскрасневшихся от волнения, будто  только что с катка, проплыли в моем воспаленном от волнения за судьбы человечества, мозгу. Лучше уж сразу в ватниках. Эффект тот же, но без невинно убиенных кролей.  

Однако, почему же Ланпхаар можно, а простым смертным - нет.  В статье описано детство Lanphear. Она  родилась в консервативной, католической семье, и язык стиля  постигала при помощи  крестной  мамы  и тетушки  Эстер, которые тщательно подбирали свои туалеты, выверяя каждую деталь, не агонизируя на тему того,  как  это будет их "старить" и, несмотря  на провинциальное местожительство, которое не требовало никакой тщательности, а, напротив, делало ее тщетной. Крестная мать и тетушка Эстер  клали на неопрятную провинцию   с пробором  и  продолжали тщательно подбирать перчатки к сумочкам.   

Вот  из такого вот "сора"  и растут современные, эклектичные тренды, не ведая стыда.  

Что же из этого следует. Что, если в нашем детстве не было тетушки Эстер, то давайте  мы не будем носить кроличьи шубки поверх черных джинс, а начнем с самого начала: с  подбора  перчаток к сумочкам.   Хоть это и означает, что на наш век  кроликовых шубок с черными джинсами  и прочих радостей  стильной энтропии может не хватить, и  они придутся уже только  на наших отпрысков. Вырастим  свой вишневый сад. Уже.  


blumenfeld

Дизайнер: Светлана Левадная.

 




Я не знаю как вы, а я вот все время тоскую в одежде по чему-то  русскому, но только спокойному и лиричному. Чтобы можно было как-то обойтись без половецких плясок, а густо и с достоинством. "Течет моя Волга, а мне уж тридцать лет..."

Когда коллега Ольга показала мне работы сестры, Светланы Левадной я, наверное, в первый раз подумала, вот. Это оно. Летом, ко мне из Москвы приехал вышитый воротничок. Он съемный и легко кочует от блузки, к свитеру, от свитера, к платью. Если вы вдруг тоже тоскуете по чему-то такому же, спокойно-русскому, то пожалуйста, к Светлане. Она в Москве. http://levadnajadetails.com 






Collapse )
blumenfeld

Пьетро Джерми и Dolce&Gabbana.

 Во всех  книжках по истории кинематографа написано, как Орсон Веллес, перед тем как снимать  Гражданина К. ,  сорок два раза просмотрел Stagecoach, Джон Форда. 

Смотрю на  последнюю кампанию Dolce Gabbana:  как у них руки, как у них ноги,  как серьга качается  -  во всём   видны  просмотры  "Sedotta e Abbandonata."     Все сорок два. 




Тем, кто любит или готов полюбить, под катом видео . Collapse )
 
blumenfeld

Еще немного про outdoor и indoor типы внешности.

 Во-первых, спасибо всем за комментарии к прошлому посту и перепосты. Я очень рада, что опус оказался востребованным, потому что я писала его дня три (не 72 часа, естественно, а урывками, отвлекаясь на младенца и заказы) и, к концу третьего дня, мне уже начало казаться, что все это совершенно не важно, все итак уже это всё знают, а я ломлюсь в открытую дверь. Поместила скорее от отчаяния, раз уж три дня надрывалась, так надо хоть повесить. А оказалось, сколько людей нашли эти размышлениями полезными.

Было несколько очень хорошо сформулированных комментариев, ответы на которые ведут к отдельным постам и темам для разговора. В комментариях так же выявилось, что нет четкого понимания, что именно я называю «нарядной» внешностью. Кто-то употребил термин «салонный» и тот, кто его сказал, очень верно уловил суть. Действительно, слово «салонная»  куда более удачный эпитет, чем «нарядная».

В русском языке так же циркулируют синтагмы «дорогая внешность» и «выглядит дорого», что довольно близко подходит к определению «нарядный» и «салонный», но мне не нравится этот термин по двум причинам. Во-первых, это создает возможности для торгашей, которые развешивают ценники на бестолковую одежду в расчете на покупателей, которые желают дорого заплатить в качестве гарантии, что они одеты «прилично.» Это уже существующий сегмент рынка, и мне не охота лить воду на эту мельницу.
Во-вторых, «дорогая» внешность означает, что есть внешность дешевая. На самом деле, внешность, которую абсолютно не портят дешевые вещи есть. Я именно ее и описала в “outdoor” типаже. Это «рваная» внешность, которой, для того, чтобы выглядеть на все сто, абсолютно не нужно выглядеть аккуратно и с лоском. Такая внешность сама делает вещи, даже самые простые и дешевые. Повторюсь, как правило, это ярко выраженные представители "outdoor" типажа. А есть внешность, которая ничего такого не делает и ей, чтобы заиграть, самой нужны дорогие, высококачественные ткани или замысловатый крой.

Так кто из них на самом-то  деле дорогой?


Collapse )
blumenfeld

Allure by Diana Vreeland.

Пришла сегодня книжка с Амазона, которую я заказала еще в июне, pre-order.  Переиздание  фотоальбома под названием Allure. Снимки, которые Диана Вриланд,   легендарный редактор американского Vogue  60-х годов собрала по просьбе своего издателя - Жаклин Кеннеди Онассис.    

Анну Винтур принято называть новой  Дианой Вриланд,  хотя  - по-моему - они очень разные.  Вриланд была очень открытой и прямой, как шаровая молния или как жар-птица.  А Винтур  мне больше напомнила голливудского дизайнера Эдит Хэд. Тот же  жесткий, но скрытный и тихий почерк.  

Однако, обратно  к предмету.  в 80-х Джаки Кеннеди предложила  Вриланд собрать для альбома фотографии, которые, по ее мнению выражали суть allure.  То есть  притягательность, которая сильнее нас, и  мы не в силах отвести глаза.  Альбом так и назывался  Allure.  Вриланд собрала   работы известных фотографов, портеты музыкантов, актрис, литераторов.  Какие-то сильные и  притягательные имиджи, которые вдохновляли ее саму.  

И вот этот альбом пошел на переиздание, в июне я его заказала и сегодня он пришел. Предисловие написал Марк Джакобс.   Среди прочего он отметил, что в альбоме собраны такие снимки.. скажем, фотография, как Элиот Эрвитт делает подтяжкувек...(одна из первых пластических операций, я так понимаю), т.е. фотографии,  которые многих подивят и заставят "почесать в репе", мол, какого черта...? в чем притягательность?    Но я знаю, о чем она - говорит Джакобс - притягательность не только в том, что  ласкает глаз, притягательность может быть и сперва отталкивающей и  тревожной.  

И, мне кажется, я (это уже я, Наташа)  знаю, о чём он.  Я всякий раз об этом думаю, когда на первых страницах Vogue вижу  очередное фото Jamie Bochert. 


Только что закончила читать предисловие и  решила написать пару слов    перед тем как начну смотреть альбом.  Наверное, чтобы как-то зафиксировать момент перед тем как в мою жизнь войдет что-то очень важное.  А я точно знаю, что оно важное.   Сборник автобиографических эссе Дианы Вриланд DV - моя настольная книга, вернее, натумбочная.  У кровати.  Я открываю ее перед сном или перед тем, как выбраться из постели,  с утра. Я снова и снова беру ее с собой в самолет и на примы к врачу, открываю ее наугад, на любой странице, никогда не устаю ее перечитывать.   Она неизменно вдохновляет меня  так, как, видимо, вдохновляли саму Вриланд  те имиджи, которые она собрала в Allure.  Поэтому мне ужасно, ужасно интересно стоять на пороге  знакомства с тем,  что же такое она там переживала. 
blumenfeld

Южная Италия 2. Мертвые города: Крако и Матера.

 





Через  час мы уже были в соседней провинции, Базиликате,  которая раньше называлась Лукания.  До этой поезкди я не подозревала о ее существовании в природе, однако,  всем италофилам она должна быть  известна.   В Базиликате была написана лучшая книга о Южной Италии,  Christ Stopped in Eboli. (Cristo si è fermato a Eboli) Карло Леви.  Она упоминается в каждом источнике, от путеводителя до монументального труда,  посвященном Италии к югу от Рима.

Collapse )

blumenfeld

Татьяна Яковлева и Алекс Либерман. Биография.

Вчера дочитала последние страницы мемуаров  Франсин Дю Плесси Грей, «Them.  A memoir of parents» (Они. Воспоминания о Родителях) и почувствовала себя осиротившей.

Это очень странно, что биография Татьяны Яковлевой и Александра Лиюбермана, написаная их дочерью попала ко мне лишь через 5 лет после того, как была опубликована,  а ведь  Либерман уже давно интересовал меня  immensely.  В  английской версии жж, которую я создала несколько лет  назад с единственною - правда - целию, тут же забросить, я придумала себе  лирическую героиню, судьба которой выглядела  вот так:

Collapse )