?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: напитки

Мой Нью Йорк. В сослагательном наклонении.
blumenfeld
natasha_laurel
Продолжаю обогощать наш грядущий заезд  в Нью Йорк.  В основном обнаруживаю то,  куда  не попадаю.  

Но, возможно тем, кто будет в другие дни   будет полезным. 


Read more...Collapse )




сегодня в Стэнфорде.
blumenfeld
natasha_laurel

...Collapse )

Tony Curtis
blumenfeld
natasha_laurel
Вчера должен был состояться мой дебют на самой главной милонге Сан Франциско, Эль Валенсиано. А, вместо этого я поехала на вечер с Тони Куртисом, (на фото слева, в черной шляпке), который жив, пребывает в добром здравии и до сих пор почти что опасный мужчина.





До пяти часов вечера ничто не предвещало таких драматичных перемен. Я размышляла, что надену, как заколю волосы и как буду вечером на танцполе переставлять ножки, пока в пять часов Грубый Шура не прислал линк на подкаст с утреннего интервью с Тони Ли Куртисом на NPR. Это была стратегическая ошибка. Потому что из интервью я узнала, что Куртис не только жив, прекрасно себя чувствует, только что опубликовал книгу American Prince и теперь раздает интервью, но так же, что в 7 вечера Куртис будет выступать в Кастро Театре.

read moreCollapse )

Нью Йорк
blumenfeld
natasha_laurel

"..Музыкант в лесу, под деревом наигрывает вальс
Он наигрывает вальс, то ласково, то страстно,
Что касается меня, то я опять гляжу на вас,
А вы глядите на него, а он глядит в пространство.."

Два часа ночи. Нью Йорк. Я сижу в дайнере, на неизвестной улице параллельной Бродвею, передо мной стоит стакан водки. В водке кубики льда и соломинка. Лиса в винограднике не испытывала большего недоумения чем я, сидя над этим стаканом. Лёд не дает мне выпить водку как положено. Потягивать водку из соломинки я не буду. Я, хоть и бывшая, но подданная русская.


В поисках выхода я начинаю шарить глазами вокруг и натыкаюсь на чайную ложку. Ложка лежит на соседнем столе. За ним сидит тучный, очень пожилой человек в очках. Только волосы у него на голове светлые и курчавые, как у купидона. Растопырив ноги, он повернулся всем торсом к столу напротив,  и вещает в сидящую там компанию. Молодой человек в водолазке внимательно его слушает. Все в нем, от грубого свитера до блестящих глаз говорит об артистичности натуры. Впрочем, лучше всего об артистичности его натуры говорит тот факт, что он только что переместился в этот дайнер с вечеринки в честь окончания сорок шестого нью йоркского кинофестиваля. Это мне известно наверняка, потому что мы тоже только что оттуда переместились. Мы это моя подруга, Дороти которая так же приехала в Нью Йорк по делам и мои знакомые, Эрнст и Паша, которые представляли на фестивале свой короткометражный мультфильм. Посмотреть можно здесь .  С Эрнстом и Пашей я познакомилась за неделю до того, на их творческом вечере в Калифорнии. Там я и  узнала, что мы скоро окажемся в Нью Йорке в один и тот же день. Я начала этому громко радоваться, но тут подошла женщина из аудитории и стала высказываться про мультфильм, про научную фантастику вообще и про Станислава Лема в частности.  Эрнсту пришлось отвлечься от моей радости и признаться женщине, что он читал Лема в детстве и, откровенно сказать, сейчас ничего уже не помнит.

Женщина на секунду замерла, покачнулась и выдохнула, Как? Вы не перечитывали Лема? Ее тяжелый взгляд говорил о том, что не перечитывать Лема есть степень тяжелейшего морального падения.
- Я постоянно перечитываю Лема – добавила она  осуждающе и отслоилась. Нависла неловкая пауза, так как никто из присутствующих Лема не перечитывал.

В Нью-Йорке С Эрнстом и Пашей мы все-таки  встретились. И вот, сидим все вместе в дайнере после закрытия фестиваля. Мы хотим есть, но после двух часов ночи в продаже (почему-то) только водка. С соломинкой и льдом.  Хотя никто больше не пытается тестировать наш моральный облик Лемом, Эрнст всё равно отвлекается.  Теперь на мою подругу Дороти. Незадолго до этого он спросил меня прямо: «ты замужем?» я растерялась и честно ответила «да». Честно, потому что 22 июля 2000 года я случайно вышла замуж в городе Гатчина после чего в скорости эмигрировала в США, в результате чего разобраться со своим импульсивным прошлым уже не было возможности, а печать в русском паспорте советского образца осталась.  Так как никакого другого паспорта у меня нет, то, да, увы но получается, что я замужем. По паспорту. И вот вам, пожалуйста. Дороти, кстати, гораздо более крепко замужем, чем я, но стратегически молчит об этом.  Однако, с этим я буду разбираться потом, а сейчас у меня первоочередные приоритеты: стакан водки, в водке лёд, от которого следует избавиться, чтобы уже можно было наконец-то выпить.

И тут я вижу чайную ложку за соседним столом. И того, кому она предназначена, но она ему не нужна.


- Извините, -громко говорю я, -  мужчина!  Вам нужна ваша чайная ложка? Мужчина встает, берет ложку, улыбается и говорит, чайную ложку я вам дам, но сначала анекдот. Эту мазу с довеском я знаю. В детстве я собирала марки. Бывало купишь набор в пакетике (самые лучшие были монгольские и кубинские), а там обязательно вложена какая-нибудь дурацкая, с портретом вождя. Только однажды повезло, затесалась марка с Маленьким Вуком. Был такой мультик венгерский, про лисенка Вука. Но это было лишь однажды, а так всё физиономии вождей да «С Днем Пятидесятилетия Октября!»

Пока мужчина рассказывал анекдот про старого еврея, крепко держа ложку, как флажок, Паша с Эрнстом пронзительно шептали, чтобы мы готовились смеяться, так как анекдот с бородой. Анекдота я не поняла, ибо сосредоточила всё свое внимание на ложке. Закончив анекдот про еврея, мужчина вдруг спросил на ломаном русском, «откуда вы из России?» К тому времени как мы все по очереди пояснили, что мы уже давно не из России и почему, наш внезапный собеседник устроился поудобнее. По мере течения беседы он говорил по-русски всё лучше и лучше, пока не перешел на спорый вильновский говорок. Я ж, овладев, наконец, ложкой, быстро выгребла из водки лед и "немедленно выпил."


Я одолжила чайную ложку у Ювала Вальдмана, музыканта, которого в середине века вывезли из Львова, с тем чтобы в конце века он исполнил партию скрипки для фильма Вуди Аллена,  Everyone Says I Love You. Ювал Вальдман оказался говорлив, как лесной ручей. Что закономерно, так как он жил и продолжает жить довольно интересную жизнь. Он был из тех людей, которых, чтобы прервать, надо свершить грубость. А это лишнее. Так что Эрнст с Пашей, собравшиеся было провести элегантный вечер с дамами, сникли. Эрнст последовал принципу, «если безобразия нельзя остановить, то к ним надо присоединиться» и втянулся в разговор, чем еще раз доказал свою небывалую практичность. Паша же горевал до последнего, не умея и не желая понимать, как может старый дядя в секунду девальвировать двух молодых привлекательных мужчин. Более всех резвилась Дороти. Вальдман обещал познакомить её с Исааком Перельманом... Так мы и сидели, Паша смотрел на меня, я на Эрнста, Эрнст на Дороти, Дороти на Вальдмана, а музыкант в пространство..

Мы вышли из дайнера в пять утра. Дороти уже надо было ехать в аэропорт. Я осталась в гостинице одна и, засыпая, думала о марке с Маленьким Вуком и всей радости, которую она с собой несла. А  так же о том,  почему после двух часов ночи в дайнере в Нью-Йорке водка была, а еды  не было. Мы все были очень голодные.


на обед в Колорадо.
blumenfeld
natasha_laurel
Вчера ходила пить кофе в Дель Дож с приятелем, что да как, как провёл выходные, он рассказал, что на выходные ездил в Колорадо. Чего ездил-то, говорю? По делам? Чай не Нью Йорк, Колорадо-то. Чего туда ездить. Да, на обед, - говорит - к друзьям ездил.

Я, конечно, оторопела. То есть, я понимаю, что мы в США редко видимся, заботы у нас всякие, расстояния непреодолимые, в булочную без авто уже не доберешься, что уж там говорить о том, что надо чаще встречаться. Интернет, опять же: в фейсбуке с кем-то переплюнулся - вроде бы и пообщался, а в результате – вакуум. Одним словом, тяжелое наследие Нового Света.

Говорят, что хваленое южное гостеприимство, (южное в смысле южных штатов: Луизиана, Миссиссиппи, Джорджия) есть продукт отчаявшихся от одиночества людей. В XVII и XVIII веках жители американского юга были так раскиданы средь хлопковых полей, что общаться было категорически не с кем. За редкими прохожими буквально охотились, затаскивали их дом и надрывались всяко, лишь бы путники задержались подольше. Сохранились даже свидетельства, что Джордж Вашингтон регулярно отправлял раба на ближайший перекресток, чтобы тот излавливал какого-нибудь путника и приводил его в дом, на обед. В книге “America’s Women” Gail Collins приводится свидетельство путешественника тех лет о том, как «Strangers are sought after with Greediness.”

Но у нас-то в Пало Альто все не так плохо, чтобы в Колорадо на обеды летать! Оказалось.Collapse )

Дюрер и Скорпионз.
blumenfeld
natasha_laurel
Короче эти двое заехали в Вюрцбург, долго там целовались у ворот старинной крепости, распугав всех старушек –туристов, потом искали по всему городу персики. Не нашли, хотя вылезли для этой цели даже на вокзале, и отправились дальше.

Персиков им удалось купить только в Нюрнберге. Их они мыли под дождем, из окна автомобиля. Мыли под дождем и ели. Еще в Нюрнберге они ели сосиски и пили по вашему наущению пиво. Хотя пиво по-моему, они вообще не пьют.

Ляська рассказала, что пока они пили пиво с сосисками в открытом ресторане, мимо как раз проходила тётя. Тётя неожиданно метнулась в близлежащие кусты и выудила оттуда с громким шорохом огромную полиэтиленовую рванину. Дотащила рванину до ближайшей урны и сознательно поместила рванину в урну. Потом пошла дальше. Обычная совершенно тётка, с авоськой и вот такая – представте себе - гражданская позиция.

Оказывается, в Нюрнберге жил и родился Дюрер. Грубый Шура купил в книжном магазине репродукцию Дюреровского Зайца, теперь ходит всюду, прижимая репродукцию к животу и приговаривает, «не думаю, что Дюрер даже сам понимал, какой шедевр он создал»




На самом деле Ляська звонила мне уже из Берлина. И громко жаловалась. Что всю дорогу они слушали закупленные диски “The Best of 1962”, “The Best of 1978”, музон из закупленных дисков раздавался по большей части всё заунывный, а ехать до Берлина было четыре часа с гузкой. Тогда она переключилась на местное германское радио и оттуда вдруг раздались родные до болезненности сердца звуки.
- Это Бон Джови – взвыла Ляся - его самый первый альбом. «Ранэуэй» – восемьдесят четвертый год!!!
-Да хоть восемьдесят пятый – отозвался Грубый Шура. Он все еще прижимал к животу репродукцию с зайцем и ничто не могло выбить его из состояния умеренного счастья.

- И только в Берлине я поняла вдруг – кричала Ляся – что надо было купить! Надо было купить Скорпионз! Ведь мы же в Германии.

И я вдруг вспомнила детство, девятый класс.. огромный, ОгроОООмный плакат "Скорпов" у меня на стене. И кассеты БАСФ с записями их старинных альбомов, и как хотелось научиться свистеть, чтобы полновесно исполнять «Ветер Перемен»,и на глаза у меня навернулись слезы.

Мы с Ляськой немножко поплакали через океан и она пошла собираться. Сейчас пойдут на сальсу.



Посмотрим, что у них там за сальса в Берлине.

Яйцеколка.
blumenfeld
natasha_laurel



По пути в Берлин Ляся и Грубый Шура въехали в Баварию. Красная стрелка на карте Германии следит за их перемещениями. Гранд план на Германию – приобрести аутентичную, гламурную яйцеколку..

По утрам Ляська и Грубый Шура находят необходимым съедать по яйцу и чтобы непременно «в мешочек». А чтобы яйца получались именно «в мешочек», вроде как без яйецколки не обойтись. То есть, ситечко это вчерашний день, зато яйцеколка – вот что отличает человека просто приятного от приличного индивидуума.


Есть у этого путешествия и еще одна подспудная гламурная цель: обучить Ляську пить вино, чтобы можно было выводить ее в свет.

Пока что Ляська при любом удобном случае кричит, что приличные люди пьют только водку, а вино это кислая жижа и пусть её пьют снобы из Сан Франциско. Грубый Шура с Ляськой не спорит, во всем с ней соглашается и везет ее вдоль Баварских Виноделен.

Первую остановку сделали в Роттенбурге, крохотном баварском (а, ежели быть уж совсем точным – франконкском) городишке, где немцы все сохранили в первозданном, средневековом виде. Даже не разрешили вешать рекламу и ставить телефоны автоматы, а так же автоматы с газированой водой, сигаретами и презервативами. Так что каждую минуту кажется сейчас из-за угла вырулит Михаил Боярский в костюме ДэАртаньяна и сопровождении съемочной группы. Правда, вместо этого непрестанно выруливают полоумные водители и с рёвом уносятся вдаль.

Зачем они мчатся с такой помпой по улицам с конституцией двенадцатиперстной кишки – непонятно. Может, на более медленных скоростях по брусчатке получается только если «скоком», что неблагоприятно сказывается на этой самой двенадцатиперстной? Другого объяснения столь истеричному способу перемещения по такому тихому городку я не вижу.

Ротенбург переполнен туристам, но почему-то по большей части немецкого происхождения. Ляська даже повздорила с Грубым Шурой на предмет русского туриста. Ляська утверждает, что в Роттенбурге русских они не встретят, это как пить дать, а ГШ считает, что на руских они вот-вот наткнутся. Поспорили на щелбан.

Ели много, вкусно и для туристического города практически даром. Ляська утверждает, что понравились хрен, горчица, сосиски и кислая жареная капуста. а особенно вино: гевюрцтраминер местного, баварского разлива. А калифорнийский гевюрцтраминер её, значит, не устраивал. Дожили.


В игрушечном Роттенбурге, утыканном магазинами с рождественскими Щелкунчиками имеется еще музей пыток. В прежние времена, эти милые лицемеры, роотеньбургцы, оказывается, пытали и казнили всякого за что ни попадя.

Например, модников за ношение не по чину роскошных нарядов. Так что Ляська по городу ходит притихшая только всё норовит дать Шуре щелбан, потому что пока что на русских они так и не наткнулись. Завтра утром уезжают в столицу Франконии, Нюрнберг, так что если за завтраком русских не встретят, то Грубый Шура автоматом получает щелбан.

Яйцеколки пока нет.

под катом фоткиCollapse )

SOS!
blumenfeld
natasha_laurel
Вчера, по улице Крествью драйв, г. Маунтайн Вью отключили.. горячую воду. И обнаружила я это, когда, плотоядно урча, забиралась в душ. *more*Collapse )